Литовские пограничники часами досматривают машины с российскими номерами

Флаг ЛитвыЧитать 1prime.ru в

БЕРЛИН, 8 сен — ПРАЙМ. Литовские пограничники намеренно ограничивают пропускную способность на белорусско-литовской границе, часами досматривая машины с российскими номерами, подобные указания им даются «сверху». Корреспондент РИА Новости убедился в этом, когда пересекал границу по пути в Европу.

ЛЕГЕНДА ДЛЯ ТАМОЖНИ

Водитель грузового микроавтобуса Виталий (имя изменено), который взялся преодолеть маршрут Москва-Берлин, полон оптимизма: на подъезде к Белоруссии — переночевать, ранним утром — отправиться к границе с Литвой, а там уже — дело техники.

Виталий — из Калининграда, там многие занимаются грузоперевозками. Он много ездил по Европе. То парус отвезет из Каунаса в Барселону, чтобы заказчик успел принять участие в регате, то в Милан доставит антиквариат из Финляндии.

Дела последнее время идут хуже. Выросший рубль заставил распустить водителей и взяться самому за баранку. Ко всему прочему Литва и Польша усложнили правила коммерческих грузоперевозок на автомобилях с русскими номерами. Поэтому проговариваем легенду: наши жены знакомы и Виталий просто подкидывает приятеля до Калининграда.

Около Орши останавливаемся на стоянке передохнуть. Виталий читает новости и возмущается словам премьера Украины о необходимости «холодного душа» для россиян в виде запрета туристических и учебных виз: «Сами намыкаются зимой со своим холодным душем».

Он тоскует по безвозвратно ушедшей эпохе упрощенной растаможки и недоволен «центром» — Москвой. Но считает, что чем больше давят на россиян, тем сильнее они сплачиваются. Показывает фото пуска ракет с фрегата «Неустрашимый» в день ВМФ в Балтийске — калининградцы очень гордятся своим флотом.

НЕ БОЛЕЕ ТРЕХ В ЧАС

К полудню большая часть пути по Белоруссии позади. Подъезжаем к границе с Литвой, где недавно возвели новый накопитель для фур и авто. Уже сутки в пути.

Купив место в очереди, въезжаем на площадку. Впереди — табло, где с часа до двух должен будет высветиться регистрационный номер.

Проходит три часа. Сделавшие бронь еще ранним утром ждут до сих пор. На стоянке жарко под осенним солнцем. От нечего делать люди сбиваются в группы и беседуют. Мужчина из Витебска считает, что это «показательная порка» со стороны литовских пограничников. Слова эти подтверждает сотрудник накопителя – литовцам спустили указание пускать не более трех машин в час. Белорусы и рады бы выпустить, но вся нейтральная зона за КПП забита.

Земляк Виталия Иван рассказывает: несколько дней назад он уже пересекал здесь границу и на «нейтралке» видел семью с ребенком-инвалидом, которая простояла около десяти часов. Не выдержав, они подошли к литовцам и попросили пустить без очереди. «Сидите дома с инвалидами», — ответили те. «Вот вам демократия, свобода и защита прав», — резюмировал Иван.

Ближе к вечеру несколько машин с белорусскими номерами уезжают, не дождавшись своей очереди. В Литве автозапчасти и масла дешевле, но стоять за ними до ночи бессмысленно.

Молодой отец из-под Питера Андрей в этом году впервые решил съездить в отпуск с семьёй в Грецию. Что раньше было в порядке вещей, теперь кажется авантюрой. Он показывает нам онлайн-трансляцию с соседнего погранпоста для легковых авто у деревни Лоша. На записи видно много машин, и они будто бы движутся. Андрей уезжает. Позже выяснится, что польские пограничники не будут пускать даже тех, у кого есть временный вид на жительство.

НАДЕЖДА НА ПЕРЕСМЕНКУ

Часам к восьми сотрудники КПП за накопителем дают надежду: в девять пересменка у литовцев. А это значит, что пусть и нехотя, но пускать начнут – кому охота растягивать работу на ночь.

Виталий вспоминает, что по-белорусски таможня — «мытня». Созвучно с мытарством. Мужчины сурово кивают. По мнению Ивана — свидетеля издевательства над семьёй с инвалидом, — литовцы этим добиваются лишь обратного эффекта. Санкции санкциями, но такие меры не заставят россиян принять их сторону, уверен он.

Смеркается, резко холодает. В кабинке есть обогреватель, которым Виталий очень гордится, — «автономка». Незаменимая вещь в текущих условиях. Виталий рассказывает, что в Польше его коллеге недавно бросили камень в лобовое стекло. А сам он недавно прогнал двух украинцев, которые пытались оторвать от его автобуса дефлекторы — ветрозащиту.

Восемь часов простоя. На табло высвечивается несколько номеров. Среди них — наш. Просыпается Виталий, который лкг посреди коробок поспать впрок.

На первом КПП с белорусской стороны мельком смотрят на разворот паспорта и оглядывают вещи.

«Грузовым или легковым едете?» — участливо спрашивает белокурая пограничница. Малогабаритные грузовые авто с коммерческими грузами разворачивают — литовцы их так и так не пропустят.

В начале девятого медленно движемся к последнему КПП. Выясняется, что всем тем, кого вызвали только сейчас, очень повезло. Ведь рядом с накопителем есть уборная, еда и вода. А те, кого первыми вызвали, простояли все те же восемь часов, но без возможности купить поесть и попить.

Стемнело. У последнего пункта досмотра оплачивается налог, страховка, ставятся штампы в паспорта. Через КПП шастают парни в ярких жилетах на велосипедах. Это курьеры, которые развозят корреспонденцию, деньги и посылки в эпоху неработающих из-за санкций почты и служб доставки — передвигаясь на велосипеде, можно за какие-то полчаса объехать образовавшуюся пробку. Через некоторое время они возвращаются, а мы все еще стоим.

Расстояние между всеми пунктами пропуска составляет меньше километра, а на часах 23.33 — уже проезжали бы Варшаву.

МЫ ТАКИЕ НЕ ПРОПУСКАЕМ

Пропускают на нейтральную полосу. Впереди вереница автомашин, в темноте видны габаритные огни и свет расположившегося рядом duty free. На первом посту микроавтобус поверхностно проверяет литовский пограничник. На втором КПП паспорта ненадолго изымают? и очередь двигается к последней точке «мытарств». Несколько соседних машин развернули и отправили обратно.

Из пристройки у последнего поста, расположенного посреди глухого леса, выходит литовский пограничник – по виду старший по званию.

Карточку техосмотра, регистрацию и опись, которая была составлена заблаговременно на нескольких языках, он не смотрит, а сразу просит вытащить и вскрыть пару коробок наугад. Лишь мельком смотрит на содержимое – детские игрушки вперемешку с одеждой.

Проблема — в российских номерах. Общение на английском. По второму кругу звучит легенда, немецкий паспорт пассажира показан, однако не оказывает ожидаемого воздействия.

«Вы на грузовом автомобиле с русскими номерами. Мы такие не пропускаем. Откуда я знаю, что вы ему не заплатили?» — говорит пограничник.

На вопрос, как еще можно было бы с вещами выехать из Москвы, он предлагает «позвонить кому-нибудь с европейскими номерами». Напираем на то, что если что не нравится, то поедем к Виталию в Калининград, а там уже можно воспользоваться услугами европейцев (что стоит приблизительно в три раза дороже). Пограничник грозит пломбированием и недовольный уходит звонить начальству. Возвращается и отдает паспорта: «Вы сказали про Калининград, туда и поезжайте». Виталий счастлив, но полагает, что если бы не был показан паспорт гражданина ЕС, обязательно бы развернули.

В три часа ночи Виталий на всех парах спешит вглубь Литвы по пустынному шоссе, покрытому туманом. В общей сложности пересечение границы заняло 15 часов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»